• Врач: «Медицина катастроф» работает без обезболивающих. Это «наноосвенцим»

    Врач «Медицины катастроф» из Подмосковья описывает в своем блоге поистине катастрофическую ситуацию, сложившуюся в связи с полным отсутствием у службы обезболивающих наркотических препаратов из-за требований Госнаркоконтроля к их хранению. Врач называет сложившуюся ситуацию «наноосвенцимом», а врачей, вынужденных оказывать помощь пострадавшим при ЧС без обезболивания, сравнивает с доктором Менгеле.

    Врач «Медицины катастроф» из Подмосковья с отчаянием рассказал. что ситуация с обеспечением их службы обезболивающими препаратами является поистине катастрофической. По словам врача, отсутствие анестетиков у врачей «Медицины катастроф» приводит к резкому увеличению количества жертв при чрезвычайных ситуациях, а пострадавших, фактически, подвергают пыткам. Врач обвиняет в сложившейся катастрофической ситуации Госнаркоконтроль и общий развал здравоохранения, коснувшийся, в том числе, и служб, подчиненных МЧС.

    Также врач сообщает, что у «Медицины катастроф» порой просто нет горючего, чтобы довезти пострадавших до лечебных учреждений.

    «Для начала расскажу про учетные препараты. Имеются в виду сильнодействующие вещества, препараты для наркоза, обезболивающие центрального типа… Препаратов у нас нет. Смотрю в оранжевую коробочку, в которой сиротливо лежат три ампулы феназепама. Да–да, дорогие россияне, служба Медицины Катастроф работает без наркотиков. /Случись что-нибудь серьезное/ и обезболивать пострадавших будем анальгином или кеторолом. Или «рауш наркозом» - кулаком в лоб, под крепкие выражения», - не стесняясь в выражениях, пишет Дмитрий Савченко, врач «Медицины катастроф» из Подмосковья.

    По мнению врача, такая ситуация сложилась по вине Госнаркоконтроля, который требует крайне жестких условий хранения наркотиков, в то время, как отделение «Медицины катастроф», в котором работает Савченко, просто физически не в состоянии выполнить требования ФСКН.

    «Центр Медицины Катастроф – организация государственная. … Центр наш базируется … в помещении судебного морга. Оттяпали у морга крыло и поселили на «птичьих правах». Помещение, естественно, требованиям не соответствует. Наркотиков нет», - пишет врач, информируя, что точно такая же ситуация сложилась во всех подмосковных отделениях «Медицины катастроф».

    Раньше, по словам Дмитрия Савченко, медиков выручали анальгетики центрального действия, однако недавно Госнаркоконтроль внес и эти препараты в учетный список, и теперь их тоже нельзя хранить в отделениях.

    «Больше обезболивающих центрального типа у нас нет. Никаких. Вообще. », - в отчаянии кричит Савченко.

    «Нам больных лечить нечем! В цивилизованных странах, Израиле, например – у бригады «Скорой» пятьдесят ампул морфина в машине! Просто лежат на полке и никак особенно не списываются! Потому, что они знают, как работать и, к сожалению, имеют большой и печальный опыт работы на ЧС и терактах. В России, в Москве – у Скорой в укладке – две ампулы морфина, одна ампула промедола, две ампулы фентанила (доза на интубацию больному с массой тела меньше сорока килограмм). Одну ампулу омнопона убрали. У спецбригад еще одна ампула кетамина и одна ампула ГОМКа (доза на массу тела трехлетнего ребенка). В Московской области у бригад в укладке – одна (. ) ампула промедола. Даже на осложненные инфаркты. » - пишет врач «Медицины катастроф», называя ситуация «наноосвенцимом», поскольку на всю территорию от МКАДа до Серебряных Прудов (почти до Тулы) их бригада является единственной реанимацией, выезжающей на различные ЧП.

    «И вот, мечтаю я, взял бы я с собой Владимира Владимировича на вызов. Приехали. ДТП. Лежит в кювете автобус, вот-вот загорится. Внутри блокированы человек сорок пострадавших», - пишет врач, в таких выражениях описывая то, что пришлось бы увидеть и делать в этом случае президенту России, что предлагаем читателям Piter. tv прочитать это самим в первоисточнике.

    Помимо катастрофы с обезболивающими, по словам врача, у «Медицины катастроф» отсутствует необходимое количество горючего, невозможно отремонтировать автопарк, практически полностью отсутствуют рации для связи. По словам Савченко, точно такая же нищета и в пожарных частях, которые также относятся к системе МЧС.

    1. Молча ждать, пока случится ЧС масштаба «Хромой Лошади» или Крымска. Потом вся страна будет плакать и кричать: «Где была Медицина Катастроф?»

    2. Попытаться привлечь внимание к проблемам, решить их и быть готовыми к работе на ЧС. Мне ближе второй вариант. Лучше предупредить, чем потом плакать», - пишет Дмитрий Савченко.